Previous Entry Share Next Entry
Слово в защиту выборов КСО
moshkins

До недавнего времени власть боялась двух вещей: интернета и улицы. Неконтролируемый информационный обмен, равно как и митинговая вольница, вызывали у чиновников просто-таки судорожную оторопь и нервную реакцию – что со всем этим делать? Когда же оппозиционная общественность стала в открытую объединяться против правящего режима посредством интернета да еще и формировать себе координирующий центр, здесь уж властям вовсе стало не по себе. Оттого, видимо, и пустились во все тяжкие: выкрали с территории иностранного суверенного государства нашего соотечественника, ярого протестника, чтобы тайком перевести его в Лефортово (кто не знает, напомню: раньше это называлось тюрьмой КГБ) и там провести допрос с пристрастием. Так власть поступала в сталинские времена, так начала действовать и наша нынешняя… 

Замечу сразу, я не был участником выборов в Координационный совет оппозиции (КСО) ни в каком качестве: ни кандидатом, ни избирателем. Не участвовал, потому что для себя лично не видел в этом необходимости. Я не понимал, как и не понимаю сейчас, цели создания этого Совета. Я видел, и это подтвердилось, организационные и процедурные слабости выборного процесса в КСО. Кроме того, я не понимал и не понимаю, что и как могут координировать люди, имеющие диаметрально противоположные политические взгляды и убеждения. И, наконец, меня не устраивали некоторые заведомо избираемые персоны, которые хотели якобы от имени оппозиционно настроенных граждан России, в том числе и от моего имени, руководить процессом.

Скептически оценивая будущее КСО, тем не менее, должен признать – прошедшие выборы стали незаурядным политическим событием для современной России. И вот почему.

Во-первых, выборы в КСО стали первым прецедентом использования в масштабах всей страны технологий и процедур электронной («облачной») демократии.

Во-вторых, прошедшие выборы подтвердили осторожные прогнозы оптимистов, что электронная («облачная») демократия в России имеет право на существование. Вопросы техники голосования и безопасности систем можно и нужно совершенствовать, но сама технология уже показала свои преимущества, а, следовательно, ею могут воспользоваться не только «объединенные оппозиционеры», но и любые институты и структуры гражданского общества, в том числе и для решения своих повседневных задач.

В-третьих, чтобы ни говорили скептики и критики, но сама процедура голосования посредством интернета, как это было на выборах в КСО, в большей степени защищена от внешнего вмешательства и пресловутого «властного ресурса», поскольку здесь невозможны вбросы бюллетеней, их «случайная» пропажа или подделка, «карусели», голосование по чужим паспортам, «мертвые души» и прочие прелести современных «натуральных» выборов. Легко представить, как проходили бы выборы лидеров оппозиции «вживую»: вот уж наши бы силовики позабавились! А так, что? Кого хватать? Ума хватило только на хакерскую атаку да на мобилизацию сторонников Мавроди. Но процесс-то все равно, как говорил наш современник, пошел! 

И еще. Политтехнологам известно, что в политическом противостоянии важно первым задать тон, захватывать инициативу, навязывать сопернику свою повестку и свои правила игры. Избрание КС оппозиции с помощью инструментов «облачной» демократии стало как раз тем самым козырем, на который у власти, похоже, пока нет достойного ответа. Сдается мне, что она просто растеряна и не знает, как рулить этим виртуальным пространством, которое наполняют совершенно реальные и, главное, активные люди. Да, власть сильна и изощренна, но ее приемы и методы,  рассчитанные на иерархические структуры и команды, спущенные по вертикали сверху вниз, оказываются полностью негодными для сетевой, горизонтальной организации оппозиционного сообщества, каковым и являются сторонники КСО. Оппозиционно настроенные социальные сети в интернет-пространстве – это ахиллесова пята нынешней власти, ее слабое звено. И выборы в КСО это еще раз доказали со всей наглядностью.  А потому, и это прогноз, эффективное оппонирование правящей политической верхушке будет постепенно перемещаться «с улиц» в интернет-пространство. Именно там будет накапливаться критическая масса сторонников преобразований, там будут формулироваться и оттачиваться проекты и программы цивилизованного обустройства России. И в этом смысле, «облачные» технологии на выборах в КСО стали той самой «пробой пера», где-то сырой, где-то недоработанной, но открывшей новые возможности политического участия в жизни страны для всех и каждого.

 


  • 1
"...поскольку здесь невозможны вбросы бюллетеней, их «случайная» пропажа или подделка, «карусели», голосование по чужим паспортам, «мертвые души» и прочие прелести современных «натуральных» выборов..."

Простите, но это чушь. Выборы в КС гораздо хуже чуровских в этом плане. Там хотя бы надо было что-то вбрасывать и подделывать протоколы, здесь же наблюдателей вообще нет. Нам просто в конце предоставляют результаты голосования, которые невозможно проверить (нет ни протоколов ни наблюдателей).
Т.е. я должен на 100% доверять Волкову и его программистам

Вы можете не доверять и не участвовать. Я лишь высказал свое мнение. Если у вас есть иное, опубликуйте!

Думаю, ты переоцениваешь значение интернет-пространства. Действительно, оно чрезвычайно эффективно (для определенных групп)как заменитель медиа-пространства. Но "главное - на Земле", как сказал Иван Жилин. Всемогущая советская пресса была сильнА административным ресурсом: если по заметке "Крокодила" прокуратура возбуждала уголовные дела, то это не заслуга редакции.
Впрочем, твой пост навел меня на определенные мысли...

Я всего лишь хотел сказать, что мы имеем дело с нарождением новой формы непосредственной демократии...

Я у себя написал. А непосредственная демократия, трудами нашего дражайшего В.Н., похоронена в качестве политического идеала - и боюсь, он прав.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account